Карта сайта

Выберите язык:

По русски

Главная страница > База > Россия > СССР: Эра коммунизма

Напечатать эту статью

СССР: Эра коммунизма

Ленин и большевики

Алексис де Токвиль отмечал: «опыт учит нас, что самые опасные моменты для плохого правительства наступают, когда она начинает реформироваться».[1] Это правило является верным и для установления коммунистического режима в России и для его падения.

Прежде чем коммунисты захватили власть в 1917 году, Российская империя запустила ряд экономических, социальных и политических программ модернизации, пытаясь бороться с массовым недовольством и ростом ожиданий.[2] Одной из причин которого было беспрецедентная политическая эволюция - к 1917 году практически каждый социальный класс имел свою политическую партию.[3]

Среди них были две основные революционные партии - Партия социалистов-революционеров (ПСР, эсеры) и Российская социал-демократическая рабочая партия (социал-демократы). Эсеры основной базой поддержки которых было крестьянство, находились под сильным влиянием анархизма и выбрали путь политического террора.[4]

Социал-демократы, с другой стороны, считали такой террор бесполезным; они следовали классической доктрине, согласно которой развитие капитализма неизбежно  приводит к появлению радикального пролетариата, который со временем начнет революцию и введет социализм.[5]

В 1903 году социал-демократы разделились на две фракции, которые вскоре превратились в отдельные партии — партию меньшевиков и партию большевиков.[6]

Меньшевики, лояльные к традиционному социал-демократическому учению, сосредоточились на развитии связей с рабочим классом и отказались от политической революции в аграрной докапиталистической России, так как считали ее преждевременной мерой.[7]

Большевики, с другой стороны, не имели таких ограничений, но их агитация за революцию, особенно призыв к поражению России в Первой мировой войне, не пользовались народной поддержкой вначале.[8]

Однако неспособность царского режима разобраться с тяжелыми последствиями Первой мировой войны (не только военные неудачами, но экономическими и социальными проблемами, которые стали результатом неожиданно длительной войны, такими как, недостаток питания, драконовская инфляция, тяжелейшие условия для крестьян и рабочих[9]), стали основой роста доверия к убеждению большевиков, что Россия отчаянно нуждалась в радикальных изменениях.

Февральская революция

В феврале 1917 года общественное недовольство вылилось в гневные протесты и массовые демонстрации. Тем не менее, революционная оппозиция, «застигнутая врасплох растущим, спонтанным движением», сочла что еще слишком рано для успешной революции и заняла выжидательно-наблюдательную позицию.

После того, как часть войск перешла на сторону демонстрантов и прибыла 27 февраля в Таврический дворец, где проходили заседания Думы, было сформировано Временный правительство, которое возглавил князь Георгий Львов, взяв на себя задачу восстановления порядка. Меньшевики также организовали советы несколькими часами ранее. Царь Николай II был вынужден отречься от престола 2 марта - Россия стала демократической республикой.[10]

Октябрьская революция

Владимиру Ильичу Ленину, лидеру большевиков и фанатичному революционеру, удалось создать небольшую, но целеустремленную и высоко дисциплинированную партию, нацеленную на захват власти (несмотря на то, что все руководство партии находилось в изгнании после успешного внедрения в ее ряды царской тайной полиции в 1914 году). По возвращении в Россию из Западной Европы в апреле 1917 года после долгого изгнания он не скрывал о своем намерении начать новую революцию.[11]

Геллер и Некрич отмечают, что «слабость Временного правительства, которая была очевидна с самого первого дня его существования, отсутствие четкой программы и отсутствие доверия, позволили советам стать второй властью в стране».[12] В ситуации политического вакуума Ленину открывалась дверь для захвата власти.

Однако во время июльских демонстраций большевики по прежнему выступали против немедленного захвата власти. Только после того, как они в начале сентября получили большинство в Петрограде (сейчас Санкт-Петербург) и Московских советах, Ленин стал настаивать на восстании. Поскольку большевики были единственной организацией с независимыми вооруженными силами[13], они захватили власть в Военно-революционных комитетах и использовали их, чтобы свергнуть правительство.

В ночь на 24-25 октября бойцы большевистской красной гвардии мирно оккупировали стратегические пункты в Санкт-Петербурге. Утром 25 октября Ленин выступил с заявлением, в котором объявил о сложении полномочий Временного правительства и переходе всей власти в руки Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, Военно-революционного комитета.[14]

Ленинская «политика страха» насаждалась с самого начала: сразу после прихода к власти он пригрозил членам Военно-революционного комитета расстрелом, если они откажутся атаковать Зимний дворец (резиденцию Временного правительства). 26 октября, на следующий день после взятия Зимнего дворца, Ленин опубликовал прокламацию в газете «Правде», ясно давая понять стремление сосредоточить всю власть в руках большевиков:

Мы единолично забираем власть, опираясь на голос страны и рассчитывая на дружескую поддержку европейского пролетариата. Но, взяв власть, мы железной рукой будем наказывать врагов революции и диверсантов... они мечтали о диктатуре Корнилова... Мы дадим им диктатуру пролетариата.

Хотя последующие выборы Учредительного собрания были самыми свободными в истории России, большевики, получив только 24% мест, быстро покинули ассамблею всего после одного собрания и начали кампанию преследования политических оппонентов.[15] Последовавшие преобразования, в результате которых суверенитет находился в руках одной партии, стали прототипом для всех тоталитарных режимов. В марте 1918 года партия большевиков была переименована в Коммунистическую партию России.

Конфронтация с реальностью и ранние репрессии

Планы Ленина по преобразованию России были изложены в его книге «Государство и революция». Однако, Геллер и Некрич отмечают, что «сразу же после прихода к власти Ленин столкнулся с суровой реальностью, которая проверила его утопию на прочность».[16]

Одной из первых проверок реальностью стали мирные переговоры с Германией в Брест-Литовске в декабре 1917 года. Несмотря на то, что российская делегация во главе с Троцким первоначально отказалась подписывать мирный договор, Ленин, понимая, что было бы невозможно удержать власть, если бы Германия решила бросить вызов  большевикам, настоял на так называемом «позорном мире» в марте 1918 года.[17] Поскольку солдаты и крестьяне были против войны, их поддержка позволила большевикам удержаться у власти. Тем не менее, достигнутый мир не решил ни одной из внутренних проблем.

Одной из самых сложных проблем, с которыми пришлось столкнуться новому режиму, была поставка продовольствия в города и недавно сформированной Красной Армии. Ленин решил этот вопрос жестокими методами, обязав крестьян сдать все «излишки» зерна государству. Для подавления потенциального сопротивления, вооруженные отряды с сопровождающими армейскими подразделениями были направлены , чтобы конфисковать еду у крестьян. Крестьяне, оказывавшие сопротивление, были названы «кулаками»[18] и клеймились, как классовые враги. Ленин охарактеризовал их как «кровопийц, вампиров, грабителей народа и спекулянтов, наживающихся на голоде».[19]

Ленин и его соратники оказались в центре беспощадной «классовой войны». Для того, чтобы получить абсолютную власть, большевики решили ликвидировать всех политических и идеологических противников, а также непокорных представителей широкой общественности, используя любые юридические и физические средства. Стратегия запугивания, которая часто переходила в прямой террор, была применена к дворянству, среднему классу, интеллигенции, духовенству и определенным профессиональным группам, таким как военные и полиция.[20]

В некоторых случаях большие группы людей подвергались массовому уничтожению. Политика «расказачивания»,[21] направленная против особого социально-культурного слоя населения, главным образом российско-украинского этнического происхождения, обитавшего в области нижнего Днепра и Дона,[22] была первым крупным актом большевиков, которая приняла форму геноцида.[23] Казаков уничтожали: мужчин расстреливали, женщины, дети, и пожилые люди были депортированы; деревни были либо уничтожены, либо переданы новым оккупантов не являющихся казаками.[24] Оценки такой политики варьируются, но в некоторых областях, потенциально до 70% населения казаков было физически уничтожено.[25]

В декабре 1917 года была основана ВЧК.[26] Она была первой внутренней силовой структурой большевиков, созданной с целью искоренить врагов режима. Во главе ВЧК стоял Феликс Дзержинский, который стал известен заявлением: «Не считайте, что я ищу революционные формы справедливости. Нам в данный момент не нужна справедливость. Мы вовлечены сегодня в рукопашный бой, на смерть, до конца! Я предлагаю, я требую, организацию революционного уничтожения всех активных контрреволюционеров».[27]

Для этого ВЧК провела несколько казней в течение первой половины 1918 года.[28] В июле бывший царь Николай II и вся его семья были убиты в подвале одного из домов в Екатеринбурге под предлогом «военных обстоятельств»[29], но, по мнению Файджеса, «реальные причины следует искать в желании большевиков устранить в нем соперника и источник легитимности».[30]

Преследования усиливаются

Преследования усилились в сентябре 1918 года. Предлогом послужила почти успешная попытка Фанни Каплан убийства Ленина. Реальные причины «красного террора» все еще обсуждаются. По мнению историков, каких как и Куртуа и Пайпс, большевики, которым в тот момент не хватало народной поддержки,[31] вынуждены были прибегнуть к террору для того, чтобы удержать власть.[32]

Конквест, с другой стороны, делает больший акцент на революционные обстоятельства, утверждая, что «беспрецедентный террор казался необходимым для идеологически мотивированных попыток массового и быстрого преобразования общества».[33]

Однако Файджеса обратил внимание на связь между красным террором и плебейской войной за привилегии. Он утверждает, что террор был «неотъемлемым элементом социальной революции с самого начала. Большевики поощряли, но не создавали этот массовый террор. Следовательно, он вытекал не столько из самого марксизма, сколько из насильственных условиях русской революции.[34]

Ленин поручил ВЧК продолжать ликвидацию лиц, подозреваемых в оппозиции режиму. Многие из жертв были так называемые «буржуазные заложники», которых отпарвляли в тюрьму без предъявления обвинений и убивали, когда этого требовали интересы государства, в основном в отместку за предполагаемые контрреволюционные действия. [35] Эти беззаконные и произвольные аресты были оправданы ленинским принципом о том, что «лучше арестовать сотни невинных людей, чем пойти на риск и позволить даже одному врагу режима остаться на свободе».[36] Кроме этого, в августе 1918 года большевистские лидеры начали создавать концентрационные лагеря.

Невозможно назвать точное число людей, которые стали жертвами первой волны красного террора. Мартын Лацис, один из руководителей ВЧК, утверждал, что несмотря на то, что только 22 человека были расстреляны чекистами в течение первой половины 1918 года, во второй половине были казнены более 6000 человек.[37] Каким бы не было точное число жертв в этом году - а общее число, названное в официальной прессе составляло по крайней мере от 10000 до 15000 человек - красный террор положил начало большевистской практике восприятия любой формы открытой или скрытой оппозиции в качестве акта гражданского неповиновения.[38]

Гражданская война в России

Гражданская война в России, конфликт между «красными» большевиками и «белыми» монархистами, характеризовалась, прежде всего, многочисленными репрессиями различной формы с обеих сторон.[39]

«Красные репрессии» были, как и раньше, широко распространенные и систематические. Они затрагивали почти без разбора представителей всех социальных слоев: воинствующих политиков оппозиционных групп, бастующих рабочих, дезертиров, бежавших из воинских частей или отказывавшихся от призыва, и граждан, которые случайно оказались причастными к «подозрительному» или «враждебному» социальному классу, в том числе тех, чье единственное преступление состояло в том, что они жили в городе, захвачена врагом.[40] Из всех репрессивных эпизодов, одним из наиболее тщательно скрываемых новым режимом было использование насилия в отношении рабочих, от имени которых большевики пришли к власти.[41]

Однако большевики не имели монополии на террор. «Белый террор» был особенно отвратительным в проведении волны погромов[42] в Украине летом и осенью 1919 года. Массовые гонения насчитывали более 150 000 жертв.

В итоге большевики выиграли войну и в 1922 году провозгласили создание Союза Советских Социалистических Республик (СССР) в состав которых вошли Россия, Белоруссия (теперь Беларусь), Украина и Закавказская Федерация.[43] Хотя номинально это была лига равных, в СССР с самого начала доминировали русские.

Большевики начали подавление политического инакомыслия путем закрытия оппозиционных газет и проверке всех публикаций с помощью предварительной цензуры.[44] Марксистско-ленинская идеология также диктовала необходимость устранения любого выражения религиозных убеждений и требовала сделать атеизм официальной доктриной Советского Союза.[45] Весной и летом 1922 года были отмечены многочисленные случаи сопротивления, что позволило большевикам объявить, что церковь против них. Многие священники были арестованы, а ряд религиозных людей убиты.[46]

Экономический кризис

Политика «военного коммунизма» привела к беспрецедентному экономическому кризису. Наибольшим ударом стало снижение производства зерна. Крестьяне, вынужден отдавать почти все свои запасы зерна правительству, постоянно снижали количество производимых продуктов, что вызывало ошеломляющее падение в уровне производства пищевых продуктов.[47] А затем засуха привела к массовому голоду в начале 1921 года. На пике голода 35 миллионов человек в 30 провинциях страдали от отсутствия еды.[48]

Потери были бы больше, если бы не участие Американской администрации помощи во главе с будущим президентом США Гербертом Гувером. На деньги от Конгресса США и добровольных взносов правительству удалось облегчить нехватку продовольствия. Тем не менее, количество жертв голода 1921 года, оценивается примерно в 5,1 миллиона человек.[49]

Великий голод подтолкнул всю сельскую местность к восстанию. Сотни тысячи разгневанных крестьян, которым не хватало еды, вели борьбу с подразделениями Красной Армии и ВЧК. В проявивших на наибольшую боевую активность провинциях, таких как Тамбов, власти использовали террор против сельского населения для того, чтобы изолировать партизан и отрезать любую помощь, которую они могли бы получить от местных жителей. Меры включали в себя расстрелы заложников (как в городах) и массовые депортации.[50]

К июлю 1921 года военные власти и ВЧК создали семь концентрационных лагерей  в которых к тому времени, должно быть, содержали по меньшей мере 50 000 человек. В основном это были женщины, дети и пожилые люди, заложники или члены семей дезертиров.[51] Условия в лагерях были невыносимыми: в них были распространены тиф и холера, заключенным не хватало одежды и основных удобств. К осени 1921 года, из-за голода уровень смертности в лагерях возрос до 15-20 процентов в месяц.[52]

Кронштадтское восстание в марте 1921 года убедило Коммунистическую партии и ее лидера Владимира Ленина в необходимости отступить от социалистической политики в целях удержания партией власти. В связи с этим 10-й съезд партии в марте 1921 года представил меры Новой экономической политики (НЭП). Эти меры включали в себя возвращение большинства элементов сельского хозяйства, розничной торговли и малой легкой промышленности в частную собственность, в то время как государство сохранило контроль над тяжелой промышленностью, транспортом, банковским делом и внешней торговлей. Крестьянству было разрешено иметь и обрабатывать свою землю, уплачивая при этом налоги государству.[53]

НЭП не была полным возвратом к рыночной экономике: это просто был «один шаг назад, позволяющий сделать два шага вперед», временная мера, у которой была тактическая, а не реальная экономическая основа. Со смертью Ленина в 1924 году, когда позиции новой политической элиты становились все сильнее, такой компромисс был больше не нужен.[54]

Здоровье Ленина начало ухудшаться в 1921 году и продолжило в течение следующего года, когда он перенес несколько инсультов. Его недееспособность привела к выбору Сталина в качестве секретаря Коммунистической партии в 1922 году. После смерти Ленина в январе 1924 года (его забальзамированное тело положили для постоянной экспозиции в мавзолей на Красной площади) борьба за власть между Сталиным, Троцкии, Бухариным, Каменевым, Зиновьевым и еще несколькими высокопоставленными членами Политбюро усилилось. К 1927 году Сталину удалось с помощью политического маневрирования отправить в изгнание Троцкого и установить неоспоримую диктатуры.

В 1928 и 1929 годах, Сталин и его сторонники пришли к выводу, что только коллективизация сделает зерно доступным для властей, немедленно увеличит поставки продовольствия для городского населения, поставки сырья для перерабатывающей промышленности и экспорт сельскохозяйственной продукции.[55] Но, чтобы получить поддержку коллективизации, необходимо было сделать идею «классовой борьбы» популярной среди крестьянского населения.

В итоге, борьба с кулаками стала еще более ожесточенной. В 1929 году было выписано много штрафов, семьи насильственно переселялись. К концу года была введена политика «ликвидации кулачества как класса».[56] Это повлекло за собой кампанию политических репрессий, в том числе арестов, депортаций и казней миллионов  состоятельных крестьян. Между 1930 и 1932 годами более 2 миллионов крестьян были депортированы (1,8 миллиона только в 1930-31 годах), 6 миллионов умерли от голода, а сотни тысяч погибли непосредственно в результате депортации. Кулаков, которые сопротивлялись коллективизации, расстреливали.[57]

Прямым результатом коллективизации было резкое снижение объемов сельскохозяйственного производства в целом по СССР. Правительственные чиновники осуществляли поборы зерна, оставляя крестьянам в лучшем случае скудное количество продуктов питания.[58] В результате этого зимой 1932-33 годов массовый голод обрушился на области, зависящие от производства зерна. От 5 до 6 миллионов человек погибло в Украине (украинцы назвали этот голод Голодомором) и еще от 2 до 3 миллионов на Северном Кавказе и Нижнем Поволжье.[59]

Террор против кулаков и голод 1932-33 годов имел особенно тяжелые последствия в Украине и говорящем на украинском языке районе - Кубани. Наряду с голодом имела место серия репрессий против украинской культурной, политической и социальной элиты. Несмотря на осведомленность о катастрофической ситуации с продуктами питания в регионе, Сталин использовал голод как средство террора и мести против крестьянства.[60]

С момента основания первых концентрационных лагерей в 1918 году, их количество неуклонно росло. С апреля 1930 года основная советская система трудовых лагерей находилась в ведении государственного учреждения, известного как ГУЛАГ.[61] К 1930 году в лагерях насчитывалось около 300 000 заключенных.[62] К 1935 году число заключенных достигло почти одного миллиона.[63] В начале 1953 года общее число заключенных было около 2,5 миллионов человек. Всего более 6 миллионов человек побывали в лагерях в период их существования. По словам Энн Эпплбаум, 28,7 миллиона человек в общей сложности осуществляли принудительный труд к концу 1953 года.[64]

Индустриализация

1930-е годы стали периодом широкой индустриализации и введения плановой экономики.

Для того, чтобы обманом заставить рабочих превышать установленные квот и достигнуть желаемого результата, советская пропаганда также вышла на новый уровень.[65] Огромное количество ресурсов было инвестировано в монументальные, но малоэффективные проекты. Например, над строительством Беломорско-Балтийского канала трудилось около 200,000-300,000 рабочих, но, когда он был завершен в 1933 году, оказалось, что он бесполезен.[66] Коммунисты хотели представить канал как пример успеха плановой экономики - он был предназначен для использования судами и соединял Белое море с Онежским озером и Балтийским морем. Но минимальная глубина в 3,5 метра сделала его непроходимым для большинства судов. К сожалению, много людей погибло в во время строительства.

Внутренняя политика и Большая чистка

В январе 1931 года был принят первый закон, позволяющий лишение свободы в качестве наказания за нарушение трудовой дисциплины. 7 августа 1932 была введена смертная казнь за хищение государственного или коллективного имущества.

1 декабря 1934 года революционер-большевик Кирова, лидер Ленинградского отделения Коммунистической партии, был застрелен в своем кабинете в Смольном. По словам Александра Орлова (генерала советской тайной полиции), Сталин приказал комиссару НКВД[67] Генриху Ягоде организовать убийство.[68] Это событие имело решающее значение для установления сталинского режима: после смерти Кирова последовала серия судебных процессов, которые возложили вину на зиновьевскую террористическую группу. Григорий Зиновьев и Лев Каменев, противники Сталина, были арестованы и отправлены закрытым судом в тюрьму за то, что имели «политическую ответственность».[69]

В течение следующих четырех лет, аресты большого числа людей, подозреваемых в заговорах против режима, стали распространенной чертой политической жизни СССР. Всех преследуемых связывали с делом Кирова. Страна оказалась втянута в ожесточенную кампанию против «врагов народа». Это привело к серии публичных судебных процессов[70] и очередной волне массового террора против населения.

В 1937 и 1938 годах то, что позже стало известно как Большая чистка или Большой террор, достигло своего апогея. Несмотря на то, что чистка повлияла на все население (в том числе и на крестьян), она была в основном направлена на членов Коммунистической партии, государственных должностных лиц, руководство Красной Армии и независимых лиц и осуществлялась в атмосфере широко распространенной слежки и поиске «диверсантов».[71]

Чистка была мотивирована желанием со стороны руководства удалить раскольников из партии и тем, что часто называют стремлением Иосифа Сталина к консолидации власти.[72] Великая чистка началась под руководством главы НКВД Генриха Ягоды, но пик кампании с сентября 1936 по август 1938 года произошел, когда НКВД возглавлял Николай Ежов. Эти кампании стали называть ежовщина. Приказы часто отдавало Политбюро партии во главе со Сталиным. Будучи тоталитарной системой, сталинский режим должен был держать своих граждан в состоянии страха и неопределенности. Постоянные чистки хорошо служили этой цели.[73]

Специальные трибуналы были созданы, чтобы справиться с массовыми арестами, печально известны стали «тройки» НКВД, которые отправили сотни тысяч людей на смерть без суда. Массовые захоронения жертв оставались скрытыми до конца 1980-х.[74]

Точное число жертв террора остается неизвестным, а оценки колеблются весьма значительно. Согласно Black Book of Communism (Черной книге коммунизма), около  1 575 000 человек были арестованы органами НКВД в 1937-1938 годы. Из них 1 345 000 (85,4 процента) получили какой-либо приговор, а 681 692 (т.е. 51% осужденных) были казнены.[75] Солженицын, с другой стороны, дает более масштабное число. По его оценке, 1 700 000 человек были расстреляны к 1 января 1939 года.[76] Обычный интервал между арестом и смертным приговором составлял несколько недель. Приговоры, которые не были обжалованы, затем приводились в исполнение в течение нескольких дней. Ежовщина остается одним из самых жестоких терроров в человеческой истории.

Внешняя политика

Министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп прибыл в Москву 23 августа 1939 года, чтобы принять участие в заседании высокого уровня, которое привело к подписанию пакта Молотова-Риббентропа, также известного как пакт Сталина и Гитлера. Договор включал в себя секретные протоколы, которые делили Северную и Восточную Европу на немецкую и советскую сферы влияния. Обещание Германии о ненападении являлось необходимым условием для последующей советской оккупации Эстонии, Латвии и Литвы.[77] Для поляков, литовцев, латышей и эстонцев, пакт создал основу для террора, массовых депортаций и убийств в оккупационный период.[78]

Весной 1940 года НКВД уничтожил 21 857 польских военнопленных, захваченных в сентябре 1939 года во время нацистской-советской войны против Польши. Они были расстреляны и похоронены в Катыни. Смертный приговор - приказ НКВД расстрелять  заключенных - был подписан самим Сталиным 5 марта 1940 года.[79] Эстония, Латвия и Литва были оккупированы летом 1940 года..

Вторая мировая война

22 июня Германия напала на Советский Союз, что положило начало Великой Отечественной войне. Нацистская оккупация Норвегии, крах Франции и изгнание британских войск с континента сопровождались немецкими победами в Югославии и Греции. Эти события сделали СССР потенциальной целью для нападения нацистов. К середине октября нацистам удалось осуществить блокаду Ленинграда (ныне Санкт-Петербург), взять Киев, и приблизиться к Москве. Тем не менее, когда немцы предприняли последние усилия в начале декабря, они были вынуждены отступить.[80]

Сталинградская битва (конец 1942 - начало 1943 года) стала поворотным моментом в войне — она стала серьезным ударом для немцев, от которого они не оправились. После Сталинграда советские войска прошли через Восточную Европу в Берлин до того, как Германия капитулировала в 1945 году.[81] Советские жертвы в войне оцениваются более чем в 20 миллионов человек, из которых от 11 до 12 миллионов были гражданскими лицами.[82]

В 1941 году поволжские немцы и других немцы, проживающие на территории СССР были депортированы, а Республика Немцев Поволжья упразднена. В 1943-45 такая же мера была применена к крымским татарам, калмыкам, чеченцам и ряду других кавказских народов. Более 2 миллионов человек пострадали. Смертность среди низ оценивается примерно в 500 000 человек.[83]

Преследования после Второй мировой войны

В начале 1946 года произошла новая волна арестов, на этот раз их целью стали преимущественно военные командиры. Также начались нападения на ведущих писателей, таких как поэтесса Анна Ахматова и писатель Михаил Зощенко, которые были обвинены в «индивидуализме».[84] В течение следующих двух лет общие  и культурные чистки, теперь известные как период высокого сталинизма, укрепили режим.

В ноябре 1952 года несколько врачей, в основном еврейского происхождения, были арестованы, а в январе 1953 года они были обвинены в разработке плана с целью убить советских лидеров.[85]

Самыми разрушительными социальными последствиями правления Сталина было то, что миллионы погибли или едва выжили в лагерях в ходе преследования крестьян в 1930-33 годах и во время общего террора 1936-39 годов. Административный персонал и интеллектуалы, которые были на государственной службе были заменены интеллектуально уступающих им кадров, так как послушание ставилось в приоритет по сравнению с интеллектуальными возможностями.[86]

Кроме того, новые кадры также подверглись тщательной чистке, чтобы все сферы советской жизни находились под властью касты, сильно мотивированной догмой, страхом, честолюбием, злобой и жадностью. Этот процесс обычно описывается в конце 20-го века, как «негативная селекция».[87] В соответствии с этой теорией люди на вершине иерархии в любом государственном учреждении желают остаться у власти и выбирают подчиненных по основному критерию - некомпетентности. Подчиненные не должны были быть достаточно компетентными, чтобы иметь возможность отстранить правящую верхушку от власти.

Эпоха Хрущева

Сталин умер 5 марта 1953 года. Хрущев, несмотря на то, что он не был официально назначен первым секретарем партии до сентября 1953 года, быстро захватил полный контроль над партией сразу после смерти Сталина.[88] Он был направлен на постороение более гуманного социализма, но продолжал эксплуатировать структуры сталинизма. Коммунистическая партия сохранила свою монополию на власть: экономика находилась под государственным контролем, продолжался осуществляться партийный контроль над средствами массовой информации, сферой образования, культурой и другими сферами жизни.[89]

Во внешней политике Хрущев продолжал искать контроль над Восточной Европой, которая относилась к сфере влияния СССР. В октябре 1956 года он не колеблясь применил силу, когда возникла напряженность в Венгрии. Советские солдаты подавили революцию возглавляемую местными коммунистами, которые хотели установить независимость от Москвы.[90]

Гонка вооружений

26 августа 1957 года Советский Союз шокировал Запад, объявив об успешном испытании межконтинентальной баллистической ракеты. Хрущев пытался превратить развитие космической отрасли СССР в реальное дипломатическое преимущество, угрожая Западу советскими ракетами.[91] Однако вместо того, чтобы внушить страх  западным политическим лидерам, он стимулировал Запад увеличить расходы на оборону и тем самым втянул СССР в ошеломительно дорогостоящую гонку вооружений, в которой стране не возможно было победить.

Ближе всего мир  был к ядерной войне во время кубинского ракетного кризиса в октябре 1962 года (ссылка на ccorg «Куба»). Советские ядерные ракеты были установлены на Кубе, с учетом досягаемости крупных городов США. ВМС США блокировали Кубу и командиры советской армии получили полномочия для запуска ракетной атаки без разрешения из Москвы в случае американского вторжения. В конце концов Хрущев отступил, чтобы избежать ядерной конфронтации.[92]

Культурная политика

Культурная «оттепель», которая произошла во время правления Хрущева, изменила интеллектуальную среду и трансформировала современное поколение. Несмотря на то, что репрессии все еще периодически использовать, она предоставила больше свободы по сравнению с эпохой Сталина.[93] Тем не менее, под его руководством церкви продолжали уничтожаться, а религиозные лидеры преследоваться.

Эпоха Брежнева

В феврале 1964 года Леонид Брежнев, Николай Подгорный и Александр Шелепин разработали заговор с целью свергнуть Хрущева. Его вернули с отдыха на побережье Черного моря в октябре 1964 года, чтобы он предстал перед президиумом партии, так как Центральный комитет проголосовал против него, то Хрущев покинул свой пост 14 октября.[94]

На 23-м съезде партии в марте-апреле 1966 года Брежнев стал генеральным секретарем партии. Вскоре после этого он начал назначать свои собственные кадры.[95] К середине 1970-х годов он стал бесспорным советским лидером.

Увеличение расходов на оборону и решение о вмешательстве в Афганистан в декабре 1979 года привели опустили экономику страны на колени. К моменту смерти Брежнева в ноябре 1982 года СССР испытывал глубокий экономический и политический упадок.

В отсутствие свободного рынка, преобладал бюрократический рынок.[96] Несмотря на огромные расходы на сельское хозяйство, производство сельскохозяйственной продукции сократилось, отчасти из-за отсутствия инноваций и новых технологий, отчасти из-за естественных обстоятельств. В результате этого Советскому Союзу было необходимо импортировать огромное количество зерна, чтобы сбалансировать дефицит продовольствия. В большинстве случаев, зерно оплачивалось в долларах США, которые СССР заработал во время скачка цен на нефть в 1970-х годах. К сожалению, нефтяные запасы, как и многие другие, были полностью потрачены впустую в результате отсутствия мотивации.[97]

При отсутствии международной конкуренции в условиях плановой экономики компании не были мотивированы, чтобы улучшать свои продукты и сопротивлялись инновациям. Черный рынок вырос, чтобы покрыть дыры плановой экономики. Наряду с этим появилась широко распространенная коррупция, которая стала настолько общепринятой в каждом аспекте советской жизни, что советский адвокат в изгнании Константин Симис заключил - в 1970-е годы СССР превратился в «клептократическое государство».[98]

Чрезмерные расходы на оборону наряду с медленным экономическим ростом привели к сокращению инвестиций. Больше всего пострадали сферы образования, медицинских и социальных услуг.

Первоначальный оптимизм среди интеллигенции быстро исчез, так как брежневское руководство показало свою нетерпимость по отношению к интеллигенции.[99] Например, в сентябре 1965 года писатели Андрей Синявский и Юлий Даниэль были арестованы, а позже приговорен к семи и пяти годам каторжных работ соответственно, за публикацию работ за границей, которые критиковали советское государство.

В последующие годы многие другие писатели и их сторонники были арестованы, заключены в тюрьмы или помещены в трудовые лагеря. Тем не менее, диссидентство процветало. В феврале 1970 года Союз писателей подверг резкой критике редакцию журнала «Новый мир». Главный редактор Александр Твардовский ушел в отставку, а либеральная политика до сих пор проводимая журналом было приостановлена.[100]

Русификация

Брежневское руководство также ставило целью русское доминирование в союзе. Русский язык активно продвигался в качестве языка обучения и коммуникации, люди были лишены права использовать родной язык в общественной жизни.[101] Возможность построить карьеру зависела от того, как хорошо человек говорил на русском. Все новое, важное или интересное публиковалось на русском языке.[102] Это вызвало сопротивление на всей территории союза, более всего в Прибалтике, Грузии и Украине. Жители этих стран в полной мере ощутили силу настоящей дискриминационной политики, когда бюрократы, чиновники, и ученые были репрессированы по языковому признаку в период между 1972 и 1973 годами.

Внешняя политика в период Брежнева

В Восточной Европе страны Варшавского договора[103] (за исключением Румынии и Восточной Германии) во главе с Советским Союзом произвели интервенцию в Чехословакию 20-21 августа 1968 года. Чехословацкий лидер Коммунистической партии Александр Дубчек инициировал политику, которая была призвана сделать социализм более демократичным и гуманным. Это движение получило известность как «Пражская весна». Тем не менее, советские власти почувствовали, что это подорвет власть Коммунистической партии и вторглись в страну, чтобы остановить реформы.[104]

Советский Союз также вторгся в Афганистан в декабре 1979 года, опасаясь, что антисоветский режим мог бы захватить там власть. Однако Москва заплатила высокую цену за свое участие в афганской войне. Общие потери личного состава советских вооруженных сил достигли 14 453 человек.[105] В ретроспективе советская внешняя политика и политика безопасности начиная с середины 1970-х годов была катастрофической для союза.

Когда Рональд Рейган был избран президентом США в ноябре 1980 года он был полон решимости увеличить американские расходы на оборону, чтобы заставить Москву последовать их примеру.[106] Неспособность советских властей идти в ногу с капиталистической экономикой США привели к идеологическому унижению, поставив экономику СССР на грань краха.[107]

Геронтократия: Андропов и Черненко

Первые два преемника Брежнева были переходными фигурами. Так как Юрию Андропову было 68 лет, а Константину Черненко 72 года, когда они пришли к власти, то их правление обычно называют «геронтократией».[108] Оба умерли в течение двух лет после вступления в должность.

Андропов был призван реформировать страну, но он был осторожным реформатором, полагая, что нет ничего принципиально плохого в социалистической системе, которою можно было исправить с помощью большей дисциплины, энергии и инициативы. Широко распространенная коррупция, прогулы и пьянство вызывали у него особое беспокойство.[109] При Андропове группа осторожных реформаторов занялп видное положение. В их числе были Михаил Горбачев, Егор Лигачев и Николай Рыжков.

Андропов хотел, чтобы Горбачев стал его преемником и добавили пункт по этому поводу в его докладе к пленуму ЦК. Однако пленум был созван только после его смерти 9 февраля 1984 года и назначил на высший пост партии вместо Горбачева 72-летнего смертельно больного Константина Черненко. Стареющие политбюро выбрало конформиста и сделало таким образом шаг назад в сторону брежневизма.[110]

Экономические и социальные реформы при Горбачеве

После смерти Черненко в 1985 году Горбачев наконец-то пришел к власти. В речи, произнесенной 10 декабря 1984 года, он говорил о необходимости «глубоких преобразований в экономике и всей системе общественных отношений»,[111] чтобы довести до конца политику перестройки («реструктуризации» экономического устоя), «демократизации общественной и экономической жизни» и гласности - советской политике открытого обсуждения политических и социальных вопросов. Появление гласности привело к увеличению свободы самовыражения и открытой критике политического режима. Кроме того, она дала доступ общественности к информации после десятилетий жесткой цензуры правительства.

Перестройка в основном сконцентрировалась на экономических реформах. Поощрялся переход предприятий на самофинансирование, небольшой бизнес создавался через кооперативы, земля сдавалась в аренду, для организации небольших фермерских хозяйствах. Однако бюрократы, которые управляли экономикой страны опасались, что эти действия посягнут на их привилегий и власть. В итоге кооперативы были обложены высоким налогом, а материалы было трудно закупать.[112]

Горбачев попытался привлечь на свою сторону интеллигенцию, вернув физика-диссидента Андрея Сахарова и его жену Елену Боннэр обратно в Москву из ссылки в Горьком.[113] Поддержка интеллигенции была критической для того, чтобы победить в войне с бюрократией.

Попытка переворота

Военные, КГБ и консервативные коммунисты были встревожены степенью реформ и призывами к независимости, решительно звучащими в различных республиках. Они хотели сильного центрального руководства, чтобы сохранить коммунистическую основу и единство Советского Союза.[114]

18 августа 1991 года Горбачева на даче в Форосе в Крыму посетила специальная делегация. Делегация потребовала отставки Горбачева и замены его на вице-президента Геннадия Янаева. Когда Горбачев отказался, его стали держать в плену в то время как зачинщики переворота созвали Чрезвычайную комиссию, руководимую главой КГБ Владимиром Крючковым, и заявили, что Горбачев подал в отставку по состоянию здоровья.[115]

Переворот мог бы быть успешным по многим причинам. Многие были разочарованы ходом перестройки. Военные были недовольны выводом войск из Восточной Европы, снижением расходов на оборону и потерей своего статус на родине. Некоторые лидеры советских республик, в том числе в Азербайджана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана, поддержали переворот.[116]

19 августа, когда Комиссия пыталась захватить власть в стране, Борис Ельцин, бывший председатель Президиума Верховного Совета РСФСР и недавно избранный президент Российской Советской Федеративной Социалистической Республики, объявил, что  путч является попыткой навредить России.

Ельцин призвал к возвращению Горбачева и обратился за поддержкой к населению. Нерешительность со стороны руководителей переворота привела к росту поддержки Горбачева - даже солдаты и танковые части встали на защиту здания парламента, а некоторые высшие военные офицеры встали на сторону Ельцина.[117]

В итоге переворот провалился по двум основным причинам. Во-первых, из-за неспособности лидеров путча понять радикальные политические и социальные преобразования, которые произошли в СССР с начала 1985 года. В это время было уже невозможно объявить о том, что Горбачев ушел в отставку якобы по причине плохого здоровья.[118] Во-вторых, переворот был плохо исполнен - заговорщики не смогли определить и развернуть верные им войска, совершив ошибку, полагая, что их приказы будут слепо исполняться.

Тем не менее, несмотря на полный провал, попытка государственного переворота  уничтожила Горбачева политически. Советские республики поспешили освободить себя от контроля Москвы, прежде чем очередной переворот мог бы стать успешным. Три балтийских республики успешно вышли из Союза, как и многие другие.[119] Ключевое значение имело голосование Украины по вопросу независимости 1 декабря  1991 года. 8 декабря 1991 года Россия, Украина и Белоруссия (теперь переименованная в Беларусь) заявили, что Советский Союз прекратил свое существование и основали новую политическую группировку, известную как Содружество Независимых Государств (СНГ).[120]

21 декабря 11 государств подписали в столице Казахстана Алматы (Алма-Ате) протокол о формальном создании СНГ. Из бывших советских республик только Эстония, Латвия, Литва и Грузия отказались присоединиться. Горбачев сложил с себя полномочия президента СССР 25 декабря, а в конце 1991 года все советские учреждения перестали функционировать.[121]

Россия после 1991 года

После распада СССР, вновь образованная Российская Федерация поставила своей целью демократию и рыночную экономику, но страдала от беспорядка и экономического хаоса. Высокая инфляция и продолжительный экономический кризис оказали большое давление на Ельцина.

Ближе к концу срока пребывания Ельцина на посту президента, Владимир Путин начал играть более важную роль. На президентских выборах, состоявшихся в марте 2000 года, Путин легко победил лидера КПРФ Геннадия Зюганова.[122]

Хотя Путин пользовался значительной популярностью, имея высокие рейтинги, многие его действия были охарактеризованы как недемократические. Например, подавление  свободы средств массовой информации вызвало острую критику на Западе, а также среди местных либералов.[123]

Путин назначил первого заместителя премьер-министра Дмитрия Медведева своим преемником на президентских выборах 2008 года. В свою очередь Медведев объявил, что назначит Путина премьер-министром, таким образом давая Путину платформу, на которой можно было продолжать его господство в российской политике.

Считающийся более либеральным, чем у Путин,  Медведева начал программу всесторонней модернизации экономики и общества России. Несмотря на то, что он не стал баллотироваться на второй срок в качестве президента, Медведев был назначен премьер-министром Путиным, который выиграл президентские выборы 2012 года.

References

[1] A. de Tocqueville, The Old Regime and the Revolution (Chicago: University of Chicago Press, 1998; original French edition 1856). Parallel pointed out by M. Heller and A.M. Nekrich, Utopia in Power: The History of the Soviet Union from 1917 to the Present (New York, Simon & Schuster/Summit Books, 1986), 17.

[2] Причины и меры описаны в книге Heller and Nekrich, Utopia in Power, 15-8.

[3] Ibid, 17, 21.

[4] Эсеры (или СР) были основаны в 1901 и был заимствовали свою идеологию у  популистов, требуя национализацию земли и изменения в федеральной правительственной структуре. Смотрите Manfred Hildemeier, The Russian Socialist Revolutionary Party Before the First World War (New York: St. Martin’s Press, 2000), especially pages 51-98 on ideology and terror.

[5] The New Encyclopaedia Britannica (from now on NEB), 2010, vol.28, 1000.

[6] Richard Pipes, The Russian Revolution, 1899-1919 (London: The Harvill Press, 1990), 360.

[7] NEB, 1000.

[8] Heller and Nekrich, Utopia in Power, 22.

[9] See ibid, 18-21.

[10] Ibid, 25-7.

[11] Pipes, The Russian Revolution, 360.

[12] Heller and Nekrich, Utopia in Power, 28.

[13] Во время взятия Петрограда силы большевиков составляли 6000-7000 человек (против 1500-2000 сторонников Временного правительства; Петроградский гарнизон объявил себя нейтральным).(ibid, 42).

[14] Robert V. Daniels, The End of the Communist Revolution (New York : Routledge, 1993), 98-102.

[15] Первой партией, объявленной вне закона были Кадеты. Ее участники были объявлены «врагами народа». Heller and Nekrich, Utopia in Power, 47-8.

[16] Ibid, 51.

[17] Ibid, 51-2.

[18] Кулак - в русской и советской истории, богатый или зажиточный крестьянин, как правило характеризуется как тот, кто владел относительно большой фермой и  имел несколько голов крупного рогатого скота, лошадей, а также имел финансовую возможность для использования наемного труда и аренды земли. Для получения дополнительной информации смотрите NEB. Ленин изменил первоначальное значение слова. (Robert Conquest, The Harvest of Sorrow: Soviet Collectivization and the Terror-Famine (University of  Alberta Press, 1986), 74).

[19] V. Lenin, ‘Comrade Workers, Forward To The Last, Decisive Fight!

[20] Stephane Courtois, Nicolas Werth, Jean-Louis Panne (trans. by Jonathan Murphy and Mark Kramer), The Black Book of Communism: Crimes, Terror, Repression (London: Harvard University Press, 1999), 8. Забастовка государственных служащих (в том числе врачей, медсестер, учителей, преподавателей вузов и т.д.) прошла вскоре после революции. Интеллигенция, которая мечтала о революции в течение почти столетия, перестала питать иллюзии и разочаровалась в новой власти. Полиция и армия подвергались террору ради дисциплины. Письмо Вацетиса Ленину описывается результат такого подхода: «дисциплина основывается на суровых наказаниях, в особенности на казнях... С помощью этих наказаний и казней мы порождаем ужас в сердцах всех - солдат, командиров, и комиссаров...» (Heller and Nekrich, Utopia in Power, 55-6, 87-8). For problems in the Red Army see Orlando Figes, A People's Tragedy (London: Penguin, 1997), 589-600.

[21] Расказачивание было большевистской политикой систематических репрессий против казаков Дона и Кубани в период с 1917 по 1921 год, направленных на ликвидацию казачества как отдельной социальной, политической и экономической общности.

[22] Первоначально нейтральные казаки выступили против большевиков весной 1918 года после того, как советские власти оккупировали территорию Украины и стали проводить массовые казни. 10 апреля казаки восстали. Учитывая чехословацкое восстание, которое проходило  одновременно, советское правительство оказалось под серьезным давлением. К середине 1918 года казачья «Донская армия» стала самой важной антибольшевистской силой, а в начале 1919 года они объединились с Белой армией. В итоге, Оргбюро (Организационное бюро Центрального комитета большевиков), издало 24 января 1919 года документ, в котором значилось, что «с учетом опыта столкновения с казаками в гражданской войне» единственно правильной процедурой было бы «вести самую беспощадную войну против всех казачьих верховных элементов, истребляя их до последнего человека» с помощью «безжалостного массового террора». После восстаний весной и летом, эта политика была реализована в полной мере. (Heller & Nekrich, Utopia in Power, 77-87, 100-101).

[23] По определению - преднамеренное и систематическое уничтожение, полностью или частично, этнической, расовой, религиозной или национальной группы.

[24] Courtois et al., The Black Book, 8-9.

[25] Heller and Nekrich, Utopia in Power, 87. Эта оценка относится к Донскому региону, в котором в 1900 году проживал примерно один миллион казаков и 1,2 миллиона других людей (ibid, 77). M. Kort (The Soviet Colossus: History and Aftermath (London: M.E. Sharpe, 2010 7th ed.), 140) дает более низкую оценку - от 300 000 до 500,000 депортированных или убитых в 1919-1920 годах из населения в три миллиона человек. V. Tishkov (Ethnicity, Nationalism and Conflict in and After the Soviet Union: The Mind Aflame (London: SAGE, 1997), 36) считает, что примерно 1 250 000 казаков пострадали от советских репрессий.

[26] Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем. Для получения большей информации смотрите NEB.

[27] Мнение, выраженное на учредительном собрании ВЧК. Figes, A People’s Tragedy, 510-11; Heller and Nekrich, Utopia in Power, 54.

[28] NEB, 1002.

[29] Антибольшевисткие силы заняли Екатеринбург через восемь дней. Большевики хотели не допустить попадания бывшего царя в руки монархистов. Cf. Figes, A People’s Tragedy, 639.

[30] Figes, A People’s Tragedy, 636-40. Если бы первоначальный план Троцкого подвергнуть его публичному судебному процессу в Москве сработал, то он бы поднял вопрос о возможной невиновности и поставил бы под сомнение моральную легитимность революции. «Судить Николая все равно, что судить большевиков».

[31] Например, декларация, принятая делегатами заводов, железнодорожных мастерских, электростанций, типографий Петрограда выражала недовольство рабочих  большевистским правительством спустя четыре месяца после революции и заявиляла: «...рабочие поддержали новое правительство, которое объявило себя правительством рабочих и крестьян и пообещало выполнять наши пожелания и уважать наши интересы. Все наши организации были предоставлены к его услугам. Наши сыновья и братья проливали свою кровь. Мы терпели голод и невзгоды. От нашего имени всех те, кого новая власть считала врагами, были жестоко репрессированы. Надеясь, что данные нам  обещания будут выполнены, мы согласились с ограничением свободы и прав. Но четыре месяца уже прошло, и мы видим, что нашим доверием жестоко злоупотребляли, что наши надежды были зверски попраны». Такие чувства проявлялись и в других городах. (Heller and Nekrich, Utopia in Power, 57-8).

[32] Courtois et al., The Black Book, 72.

[33] Robert Conquest, Reflections on a Ravaged Century (New York: Norton & Company, 2000), 101.

[34] Figes, A People's Tragedy, 520-25, 630

[35] Ibid, 642-3.

[36] Ibid, 643.

[37] Heller & Nekrich, Utopia in Power, 67.

[38] Courtois et al., The Black Book, 78.

[39] Ibid, 81.

[40] Ibid.

[41] Ibid, 85.

[42] Pogrom - a violent mob attack.

[43] Или Закавказская Социалистическая Федеративная Советская Республика — государство Южного Кавказа, просуществовавшее короткий период времени, включавшая в себя территорию современной Армении, Азербайджана и Грузии.

[44] E.g. 1917 Decree on Suppression of Hostile Newspapers.

[45] Richard Pipes, Russia under the Bolshevik Regime, 1919-1924(London: The Harvill Press, 1997), 346.

[46] Ibid.

[47] Ibid, 370-1.

[48] Ibid, 410-11.

[49] NEB, 1005.

[50] Pipes, 1919-1924, 386.

[51] Courtois et al., The Black Book, 118.

[52] Ibid.

[53] NEB, s.v. 'New Economic Policy (NEP)'.

[54] See Ukraine.

[55] Mark Edele, Stalinist Society 1928-1953 (Oxford; New York: Oxford University Press, 2011), 44-48.

[56] Conquest, The Harvest of Sorrow, 117.

[57] Courtois et al., The Black Book, 146.

[58] NEB, 1008.

[59] Ibid, 1009.

[60] Conquest, The Harvest of Sorrow, 225-9.

[61] Или ГУЛаг - Главное Управление исправительно-трудовых лагерей и колоний. Лагеря для военнопленных, лагеря для фильтрации и специальные поселения для депортированных управлялись другими организациями.

[62] Anne Applebaum, Gulag (Tallinn: Varrak, 2005; trans. by Aldo Randmaa), 94.

[63] Ibid, 529-30.

[64] Ibid, 532.

[65] История России : ХХ - до начала ХХI века, под редакцией Л. В. Милова (Москва: ЭКСМО, 2010), 433-9.

[66] Applebaum, Gulag, 81.

[67] Народный комиссариат внутренних дел СССР. Полицейская организация СССР.

[68] В течение нескольких десятилетий было распространено мнение, что Сталин сыграл важную роль в убийстве Кирова, который был его главным политическим конкурентом. Это мнение происходит из «откровений» Никиты Хрущева в секретном докладе, который он представил в ночь на 24-25 февраля 1956 года советским делегатам на ХХ съезде партии. Теория была недавно поставлена под сомнение. В любом случае бесспорно, что Сталин использовал заказные убийства для достижения своих политических целей, чтобы кристаллизовать идею заговора, которая всегда была центральным мотивом в сталинской риторике. Она позволяла ему сохранять атмосферу кризиса и напряжения с помощью «доказательств» существования огромного заговора против страны, ее лидеров, и даже самого социализма. Идея заговора стала удобным объяснением сбоев системы: когда все шло плохо и жизнь больше не была «счастливой и веселой, согласно известному выражению Сталина, «во всем были виноваты убийцы Кирова». See Courtois et al, The Black Book, 184.

[69] Archie Brown, The Rise and Fall of Communism (Tallinn: Varrak, 2011, trans. by Tõnis Värnik), 92.

[70] E.g. ‘The Case of the Trotskyite-Zinovievite Terrorist Centre’ (1936).

[71] Orlando Figes, The Whisperers: Private Life in Stalin's Russia, (London: Allen Lane, 2007), 227-315.

[72] Robert Conquest, The Great Terror: A Reassessment (London: Pimlico, 1998), 419-23.

[73] Courtois et al., The Black Book, 184.

[74] NEB, 1011.

[75]

[76] Gulag Archipelago, 1: 439.

[77] История России : ХХ - до начала ХХI века, 487.

[78] BBC: 'Viewpoint: The Nazi-Soviet Pact'.

[79] Dmitri Volkogonov, Autopsy of an Empire: The Seven Leaders Who Built the Soviet Regime (New York: The Free Press, 1998), 220.

[80] NEB, 1012.

[81] William J. Duiker, Contemporary World History (Wadsworth: Cengage Learning, 2010), 128.

[82] Michael Haynes, 'Counting Soviet Deaths in the Great Patriotic War: a Note', Europe Asia Studies Vol.55, Issue 2 (2003), 300–309

[83] Robert Conquest, The Nation Killers (Macmillan, 1970), 59-61.

[84] Дмитрий Волкогонов, Сталин : политический портрет : в двух книгах, книга 2 (Москва : Новости, 1997), 463.

[85] Courtois et al., The Black Book, 242-6.

[86] Conquest, The Great Terror, 484-9.

[87] NEB, 1014.

[88] Brown, The Rise and Fall of Communism, 272-9.

[89] Милова, История России, 639-42.

[90] William Taubman (ed.; trans. David Gehrenbeck), Nikita Khrushchev(London: Yale University Press, 2000), 215.

[91] William Taubman, Khrushchev: The Man and His Era (Tallinn: Varrak, 2006; trans. Rein Turu), 347.

[92] Ibid, 500-503, 542-545.

[93] Taubman, Nikita Khruschchev, 160-6.

[94] Taubman, Khruchchev, 585.

[95] Leonid Mletšin, Brežnev, (Tallinn: Varrak, 2011; trans. Jüri Ojamaa), 138-141.

[96] Paul Gregory and Robert Stuart, Soviet and Post Soviet Economic Structure and Performance (Harper Collins College Publishers, 1994), 379.

[97] Ibid, 1017.

[98] Heller and Nekrich, Utopia in Power, 664.

[99] Brown, The Rise and Fall of Communism, 478-80.

[100] Милова, История России, 735.

[101] Barbara Anderson and Brian Silver, 'Equality, Efficiency, and Politics in Soviet Bilingual Education Policy: 1934–1980', American Political Science Review 78 (1984), 1019–1039.

[102] О. Субтельний, Україна: Історія (Київ: Либідь, 1993), 640.

[103] Варшавский договор - договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, оформивший создание военного союза - Организации Варшавского договора (ОВД), и включавший первоначально СССР, Албанию, Болгарию, Венгрию, ГДР, Польшу и Румынию.

[104] Brown, The Rise and Fall of Communism, 478-80.

[105] Karen Henderson and Neil Robinson, Post-Communist Politics: An Introduction (London; New York: Prentice Hall, 1997), 27.

[106] Leslie Holmes, Post-Communism: An Introduction (Cambridge: Polity Press, 1997), 26-31.

[107] Геронтократия — форма олигархического правления, при которой власть принадлежит к лидерам, которые значительно старше большинства взрослого населения общности.

[108] Archie Brown, The Gorbachev Factor (Oxford; New York: Oxford University Press, 1996), 4.

[109] Милова, История России, 716-8.

[110] Martin McCauley, Gorbachev (London; New York: Longman, 1998), 50.

[111] NEB, 1021.

[112] Brown, The Gorbachev Factor, 165.

[113] Ibid.

[114] Evan Mawdsley and Stephen White, The Soviet Elite from Lenin to Gorbachev: The Central Committee and its Members, 1917-1991 (Oxford; New York: Oxford University Press, 2000), 233, 237-238.

[115] McCauley, Gorbachev, 241-2.

[116] NEB, 1023.

[117] McCauley, Gorbachev, 241-2.

[118] Henderson and Robinson, Post-Communist Politics, 108-11.

[119] Holmes, Post-Communism, 111-4.

[120] Henderson and Robinson, Post-Communist Politics, 116-23, 125.

[121] Милова, История России, 823-5.

[122] Ibid, 935-6.

[123]http://www.democracynow.org/2006/10/9/anna_politkovskaya_prominent_russian_journalist_putin.