Карта сайта

Выберите язык:

По русски

Главная страница > База > Латвия > Исторический обзор > Латвия: Эпоха коммунизма

Будьте в курсе

Напечатать эту статью

Латвия: Эпоха коммунизма

1900-1918: 1900-1918: Латвия на пороге «Долгого 19-го века»[1]

В начале 20-го века территория современной Латвии была разделена на несколько провинций, которые принадлежали Российской Империи. Чуть более века латыши испытывали на себе влияние уникальной смеси, когда в местной экономической, культурной и политической жизни доминировала олигархия Балтийских Немцев, в то время как русская бюрократия находилась во главе высших сфер управления.[2]. В то же самое время Латвия являлась аграрной страной, где почти две трети населения было вовлечено в сельское хозяйство, что сделало пахотные земли наиболее важным ресурсом. Большая часть земель с недвижимостью, однако, принадлежала Балтийскому немецкому дворянству, в то время как большинство сельских жителей Латвии не имели никакой земельной собственности.[3] Это несоответствие являлось наиболее острой проблемой латвийского общества того периода.

С возрастанием бедности в сельской местности и возникновением нового городского пролетариата возникло широкое движение левого толка под названием «Новое Течение» в конце 1880-ых годов. Управлялось оно Янисом Янсонс-Брауном, Микелисом Валтерсом, латвийским поэтом Райнисом, а так же его шурином Петерисом Стучкой, кто позднее возглавлял латвийских большевиков, группу, представившую марксистскую социальную критику в соответствие с местными условиями. Более того, они бросили вызов старшему поколению националистов Латвии, утверждая, что именно они являются действительными представителями народа Латвии и его воли.[4] В 1904 году Стучка и Янсонс-Браун были среди основателей Латвийской социал-демократической рабочей партии (ЛСДРП), предшественницы Коммунистической Партии Латвии.[5]. В 1906 году ЛСДРП присоединились к Российской социал-демократической рабочей партии,[6] которая к тому времени уже разделилась на Большевиков, возглавляемых Владимиром Лениным, и на Меньшевиков, возглавляемых Юлием Мартовым.

Революция 1905 года и ее влияние на Латвию. Первая Мировая Война

Глубокие социально-экономические расколы внутри латвийского общества и недовольство авторитарным режимом царской власти вызвали напряженную ситуации, которая в итоге привела к насильственным революционным потрясениям 1905 года. После расстрела безоружных и мирных демонстрантов в Санкт-Петербурге (Кровавое Воскресенье), произошла широкомасштабная забастовка солидарности в Риге, 13 января 1905 года, когда русской армией было расстреляно 70 мирных демонстрантов.[7]. Это привело к вооруженному конфликту между дворянами балтийских немцев и латвийскими крестьянами в сельских местностях, когда были сожжены сотни усадеб, а некоторые члены местного балтийско-немецкого духовенства были линчеваны. Кроме того, группы латвийских крестьян окружили некоторые провинциальные города и захватили часть из них. Насилие было окончательно остановлено в декабре 1905 года в ходе карательных экспедиций русской армии. «Виновные» во многих случаях были выявлены местными балтийско-немецкими дворянами, в то время как экспедиционные войска сожгли 300 домов крестьян, казнили 1 170 человек без суда или следствия, а также сослали многих латышей в Сибирь.[8] К концу 1906 года революционное движение в Латвии было подавлено.[9]

Латвия в Первой Мировой ВойнеI

Неудавшаяся революция укрепила раскол между латышами и балтийскими немцами. Многие латыши видели конфликт между Российской Империей и Германской Империей, а также начало Первой Мировой Войны, как шанс отомстить за их страдания во время Революции 1905 года. В частности, немцы, живущие в Германской Империи, были отождествлены с немцами, представителями местной диаспоры.[10] После отступления русской армии в 1915 году конфликт достиг Латвии. Десятки тысяч латышей были призваны на военную службу во время Великой Войны. В августе 1915 года русское Верховное командование разрешило латышам сформировать волонтерский батальон, ставший первым среди латышских стрелков.[11] С 1915 по 1917 года латышские стрелки сражались в рядах русской армии против немецких войск на позициях вдоль реки Даугава, неся серьезные потери. Это было расценено, как несправедливое отношение, и привело к недовольству по отношению к русским лидерам. В конечном итоге их поддержка Большевиков возросла, поскольку пропаганда последних обещала окончание войны. [12]

Русская революция (Революция 1917 года в России)

В феврале 1917 года вспыхнула революция, которая привела к окончанию царского режима в России. 5 июля 1917 года Временное правительство России удовлетворило апелляцию латвийских политических лидеров об автономии Латвии.[13] Примерно в то же время распалась русская армия, в основном за счет подрывной деятельности большевиков,[14] и к осени 1917 года большая часть Латвии была захвачена немецкой армией.[15] После захвата России большевиками в ноябре 1917 года[16] латвийские большевики и стрелки были вынуждены бежать в Россию, где многим из них были предоставлены высокие позиции в верхнем эшелоне власти. С целью обезопасить свои позиции против своих оппонентов в России, правительство большевиков попыталось завершить войну путем подписания Брест-Литовского договора, согласно которому Латвия была отдана немцам.[17]

Окончание Первой Мировой Войны и Декларация независимости

Договор о перемирии между Антантой и Германией, подписанный 11 ноября, окончательно завершил Мировую Войну. Это позволило Народному совету Латвии, который представлял большинство политических организаций Латвии (за исключением большевиков), провозгласить независимость Латвии 18 ноября 1918 года.[18] Карлис Улманис, опытный политик, возглавил временное правительство, которое сочетало в себе партии правого крыла и социалистов.[19]

1918-1919: Большевистский «Эксперимент» Советской Латвии

Большевики ждали возможности установить свои правила в Латвии с того момента, как Германия впервые показала признаки слабости. Красная армия начала своё вторжение 1 декабря[20] и быстро захватила большую часть Латвии, так как латышские полки проявили лояльность к большевикам во время русских революций.[21] Это оставило латышское временное правительство без каких-либо воинских частей, заставив их отступить на маленькую территорию вокруг города Лиепая.[22] Латвийская Социалистическая Советская Республика была официально провозглашена 17 декабря 1918 года, но она не могла существовать без политической, экономической и военной поддержки Ленина и его большевистского правительства России.[23] Стучка стал главой недолгого марионеточного правительства этого государства. Вскоре были представлены радикальные коммунистические реформы, причем некоторые из них пользовались популярностью, как например экспроприация имущества у высшего и среднего класса. Поддержка большевиков, однако, начала снижаться ещё до ошибок правительства Стучка, которые заставили горожан Риги голодать. [24]

Красный террор

Вторжение Красной армии положило начало Красного террора. Даже не смотря на то, что эквивалент советской тайной полиции – Чрезвычайная комиссия, или Чека – не был создан в Советской Латвии, масштабы террора была такими же. Для установления своей власти большевики создали специальные расследовательные комиссии и концентрационные лагеря.[25] Также были введены революционные трибуналы, первый в своем роде был создан в Вецгулбене (Малиена) 18 декабря 1918 года, сыскавший позорную славу как самая кровавая территория Латвии. В течение двух недель он провел три сессии, в конечном итоге из 144 обвиняемых 98 были арестованы и 14 расстреляны. Судебные процессы проходили в местной церкви, которая поспешно была превращена в здание клуба во время правления большевиков.[26]

Террор в Латвии имел национальный и материальный контекст, вдобавок к желанию мести. Балтийские немцы стали жертвами Красного террора только по причине их национальной принадлежности. Многие латыши считали их «ненавистными баронами» и подавителями революции 1905 года. Более того, большевистская идеология считала балтийских немцев угнетателями. Вскоре после того, как большевики вошли в Ригу, они провозгласили лозунги «Смерть предателям!» и «Смерть немцам!»,[27] а Стучка угрожал убивать по 100 немцев за каждого убитого большевика.[28] В конечном итоге большевики стали настроены против балтийских немцев как против национальной группы. Ярким примером проявления террора как части политики правительства большевиков является выданный правительством Стучки документ от 25 апреля 1919 о депортации балтийских немцев из Латвии в Советскую Россию.[29] Однако это решение никогда не было приведено в жизнь, поскольку вскоре большевики были вынуждены отступить в Латгалию, где проживало меньше балтийских немцев.[30]

Историк Георгий Попов установил, что в Латвии, в результате Красного террора, было убито 3 632 человек.[31] Эти данные, однако, не являются окончательными, поскольку записи о том, сколько людей было убито в восточных регионах Латвии, отсутствуют. После того, как Красная армия была разгромлена в мае 1919 года, латышская армия и немецкие военные формирования освободили примерно 18 000 заключенных из большевистских тюрем и концентрационных лагерей.[32] Поражение большевистского режима, однако, привело впоследствии к Белому террору, когда из мести было убито более 3000 человек.[33]

1920-1940: Недолгая Независимость

В феврале 1920 года Россия подписала перемирие с Латвией, признавая ее независимость на неограниченный срок. В то же самое время Польша, Литва, Эстония и Финляндия также получили свою независимость. В течение 20 лет своего суверенитета Латвия построила независимое государство, которое принесло экономическое, социальное и культурное процветание для большинства латышей.[34] Такие направления, как образование и культура, быстро развивались в 1920-ых и 1930-ых годах, поскольку впервые за свою историю латышская культура и язык пользовались государственной поддержкой и не были подвержены опасности русификации или германизации. Земельная реформа Латвии в сентябре 1920 исполнила мечты латышских крестьян, сделав их собственниками семейных усадеб. Этот шаг обеспечил поддержку независимости, обозначив при этом потерю сторонников коммунистической идеи в Латвии.[35] Укрепление власти большевиков в России означало, что Латвия была отрезаны от их основного рынка, но стране удалось направить экспорт в Германию и Великобританию. В 1930-ых Латвия сильно пострадала от мировой Великой Депрессии; это стало одной из главных причин, почему государство, которое становилось демократической республикой, превратилось в авторитарное государство в 1934.[36] Президент Карлис Улманис распустил Сейм (Парламент Латвии) и установил непарламентарное авторитарное правление. Улманис был достаточно популярным лидером, поскольку во время его правления латышская экономика начала восстанавливаться после глубокого кризиса и показала резкий рост экспорта, который привел к улучшению стандартов жизни.[37]

Латвийские мигранты в Советском Союзе

Латыши восприняли свою независимость как возможность начать с чистого листа и оставить сложное прошлое позади. В 1921-1922 годах более чем 11 395 латышам, кто воевал в рядах Красной армии, было дано разрешение вернуться обратно, в Латвию.[38] Некоторые латышские большевики не захотели возвращаться на родину, поскольку они не были довольны демократической парламентарной формой правления и остались лояльными Советскому режиму. Также многие латышские семьи, бежавшие в Россию от Первой Мировой войны, не были заинтересованы в возвращении назад, поскольку приняли реалии Советской России. Оглядываясь назад, можно сказать, что это не было мудрым решением, поскольку большинство латышей в России не выжили во время сталинских чисток 1937-1938 годов. Согласно записям Народного комиссариата внутренних дел, приблизительно 25 000 латышей были арестованы в период с 1937 по 1938, и около 16 500 из них были приговорены к смерти.[39] Считается, что в 1930-ых при Сталинских репрессиях в общей сложности погибло около 74 000 латышей.[40] Из «старых большевиков», сделавших головокружительную карьеру в советской системе, некоторые впали в немилость, и были казнены в подвалах на Любянке, в штаб-квартире советской секретной полиции НКВД. Среди них был Янис Рудзутакс, заместитель председателя народных комиссаров (заместитель премьер-министра СССР) и Янис Бержинж, член Политбюро и один из главных организаторов Красного террора Ленина во время Русской гражданской войны, и Яков Петерс, экс-председатель Чека.[41]

Латвия между молотом и наковальней: Потеря независимости

Латвия, как и ее прибалтийские соседи, имела высокие надежды на гарантии коллективной защиты, предоставленные Лигой Наций, и на различные договора о взаимной безопасности.[42] Однако в конце 1930-ых годов Лига Наций оказалась неспособной предотвратить агрессию гитлеровской Германии и сталинского Советского Союза. Маленькие нации, находящиеся между этими государствами, остались одни, что сделало их легкой добычей для Гитлера и Сталина. Судьба Латвии была решена 23 августа 1939 года, когда Германия и Советский Союз подписали договор о ненападении, более известный как пакт Молотова-Риббентропа. Данный договор включал в себе секретный протокол, согласно которому произошло разделение сфер влияния в Восточной Европе между Германией и СССР, предвидя потенциал «территориальной и политической перестройки» в этих странах. Латвия была оставлена как сфера влияния СССР. После Второй Мировой Войны СССР начал оправдывать пакт Молотова-Риббентропа и оккупацию стран Балтии, как необходимую меру, чтобы выиграть время и подготовиться к гитлеровской агрессии. Между тем, в период между 1939 и 1941, СССР выступил верным союзником нацистской Германии.[43]

Пакт о взаимопомощи

После оккупации Красной армией Восточной Европы 6 октября СССР начал оказывать давление на Финляндию и страны Балтии с целью заключения пакта о взаимопомощи. Такой дипломатический демарш был поддержан военной угрозой, когда военные силы Красной армии были сконцентрированы на границах Латвии. 5 октября 1939 года Латвия капитулировала под давлением Сюза, и министр иностранных дел, Вильхелмс Мунтерс, подписал пакт о взаимопомощи с СССР. Это соглашение предоставило Красной армии и советскому Балтийскому флоту тотальный контроль над национальным воздушным пространством и территориальными водами Латвии. Латвийская армия стала меньше, так как 30 000 человек из советских войск несли гарнизонную службу в Латвии. Латвия была фактически превращена в советский протекторат.[44]

До весны 1940 года соглашение между Латвией и Советским Союзом, казалось, сохранялось. Это, однако, вскоре переменилось, когда Гитлера постиг военный успех в Восточной Европе и Скандинавии. 29 марта 1940 года, министр иностранных дел СССР Вячеслав Молотов заявил, что выполнение пакта о взаимопомощи прогрессирует успешно, и что пакт создал благоприятные условия для дальнейшего улучшения отношений между СССР и Латвией. Триумф Германии во Франции, в мае и июне 1940 года, привлек международное внимание к этим новаторским событиями, и СССР решил извлечь пользу из глобальной ситуации.

Начало оккупации

12 июня 1940 года Советский Балтийский флот начал осуществлять блокаду стран Балтии; советские военно-воздушные силы перекрыли воздушное пространство Латвии, и Красная армия приготовилась к действиям.[45] 15 июня 1940 года НКВД штурмовали контрольно-пропускной пункт Латвии в Масленки. В результате этой атаки три латвийских пограничника и два гражданских лица были убиты, а 10 пограничников и 27 гражданских лиц, в основном женщины и дети, были взяты в заложники. [46] 16 июня 1940 года, СССР предъявили ультиматум послу Латвии в Москве. Под угрозой военной агрессии, от Латвии потребовали предъявить свободный проход Красной Армии в неограниченном количестве, а также сформировать просоветское правительство.[47]

К этому времени Латвия стала беспомощной. Силы Восточной Европы были связаны, Литва уже перешла под контроль Красной армии, Эстония находилась в такой же ситуации. Более того, единственная сила в Европейской части континента, способная противостоять СССР, Германия, советовала обеим нациям стран Балтии капитулировать. У лидеров Латвии не осталось другого выбора, кроме как принять требования СССР, и окончательная военная оккупация силами Красной армии в странах Балтии наступила 17 июня.[48] Действия лидеров стран Балтии часто характеризуются, как «тихая покорность», поскольку все трое приняли требования СССР без каких-либо протестов. Более того, во многих случаях, они дезинформировали свои иностранные посольства о действительном положении вещей. Они также закрыли границы стран для своих граждан уже до блокады СССР, лишив последних возможности бежать.

Советизация Латвии

Формирование просоветского правительства

17 июня специальный посланник советского правительства, Андрей Вышинский, был направлен в Латвию для обсуждения формирования просоветского правительства. Вскоре Вышинский составил список латвийских левых, кто позже сформировал дружественное СССР правительство, возглавляемое латвийским биологом Аугустсом Кирхенштейнсом.[49] В правительстве было только два коммуниста среди новых министров, благодаря чему Кремль хотел создать иллюзию, что не причастен к смене режима в странах Балтии. 20 июня Вышинский представил новых членов просоветского правительства Улманису, который в очередной раз был вынужден принять требования Советов. Власть, таким образом, была официально передана Кирхенштейнсу.[50] В то же самое время были организованы демонстрации с требованием отставки Улманиса. Эти митинги проходили под строгим контролем Красной армии. В дополнение к этому, СССР начал формирование военных единиц поддержки коммунистов, кто вскоре перенял на себя функции полиции.[51]

Недемократические парламентские выборы

Далее, в ответ на требования народа, были объявлены новые выборы в парламент (Сейм). В действительности же, данное мероприятие проигнорировало принципы демократии и латвийский Закон о выборах.[52] Выборы были организованы в спешке, при наличии только девяти дней на подготовку. Список кандидатов был принят в течение трех дней, поэтому только Коммунистическая партия Латвии, которая была проинформирована намного ранее о намечающемся событии, могла участвовать в выборах в Сейм. Людей принуждали голосовать, тех, кто не был назван «врагами народа». Избирательные бюллетени имели только один вариант на выбор, так как, согласно новому режиму, только поддерживаемый Советами Блок рабочей Партии мог быть выдвинут на выборы.[53] Как результат, коммунисты получили около 98% голосов.[54]

Президент Улманис оставался на своем посту до 21 июля, до первого заседания Сейма, на котором единогласно приняли петицию о присоединении к СССР. Это действие не соответствовало Конституции Латвии того времени.[55] На следующий день Улманис и его семья были депортированы в Советский Союз. Сейм же начал принимать законы, соответствующие новому правлению. 22 июля 1940 года, например, не обращая внимания на предвыборные обещания, Сейм Латвии выдвинул начальные резолюции о национализации земель. Все земли были объявлены «достоянием народа», когда каждая семья может использовать максимально 30 гектаров земли. Во время второй советской оккупации эта величина была снижена до 15-20 гектар.[56] 5 августа 1940 Советский Союз одобрил петицию Латвии на присоединение к СССР в качестве15 члена. За исключением нацистской Германии никто из западных наций не признали инкорпорацию как легитимный акт.[57]

Укрепляя контроль

За первые месяцы оккупации все социальные и культурные мероприятия стали подчинены контролю Коммунистической партии. Оккупационные власти выступали также за подавление религии и церквей, поскольку они воспринимались как потенциальные очаги сопротивления.[58] После получения контроля над Латвией советская власть вскоре начала выстраивать аппарат террора. Согласно статье 58 Уголовного кодекса Советской России от 1926 года, любой мог быть обвинен в антисоветской деятельности, в контрреволюционных преступлениях или в нелояльности советскому режиму.[59] Основываясь на данной статье, тысячи латышей были арестованы в 1940-1941, включая бывших лидеров Латвии. Подвалы штаб-квартир НКВД в Риге вскоре начали использоваться как камеры пыток и казней. За преступления по статье 58 люди были часто приговорены к смертной казни или к длительному заключению в трудовых лагерях.[60]

Июньские депортации

Июньские депортации состоялись 13-14 июня 1941 года, когда более 15 000 человек (0,8% населения) были насильственно перевезены в Сибирь.[61] Эта процедура ликвидации «антисоветских элементов» был утверждена Иваном Серовым,[62] заместителем начальника НКВД, кто стал ответственным за депортацию десятков тысяч людей из стран Балтии, Беларуси, Украины и Молдовы. Июньская депортация была направлена против политической, культурной и экономической элиты Латвии. В ночь депортации людей разбудили, и сказали взять с собой ограниченное количество одежды и личных вещей. В общей сложности около 8 250 мужчин были разлучены со своими семьями, и большинство из них умерли в трудовых лагерях, в основном из-за болезней и недоедания. Женщины и дети, объявленные "врагами народа", были переселены в малонаселенные отдаленные районы Сибири. Около половины из них в конечном итоге выжили.[63]

Немецкая оккупация в Латвии

Внезапное начало советско-германского конфликта 21 июня 1941 застало СССР врасплох. Во время отступления НКВД отправило 3 600 латвийских политических заключенных в тюрьмы и трудовые лагеря, расположенные по всей территории Советского Союза. Заключенные, которые не могли быть эвакуированы, были расстреляны и похоронены в братских могилах. После того, как Красная Армия покинула Латвию, поспешно сделанные могилы были найдены в Рижской центральной тюрьме, а также в Балтезерс, Резекне, Улброка и других местах.[64] Сотни людей были убиты при выводе Красной армии и членов коммунистических военизированных организаций, которые, подчиняясь приказам Сталина, практиковали тактику выжженной земли. Они часто сталкивались с латышскими партизанами, которые атаковали представителей советской власти и маленькие военные формирования, в надежде восстановить независимость Латвии.[65] К 10 июля 1941 года Красная Армия была вытеснена из Латвии немецкой армией и местными партизанами.[66]

Летом 1941 года германская армия была встречена в целом, как освободитель латвийского народа: некоторое время большое количество людей надеялось, что независимость Латвии будет восстановлена. Тем не менее, у немцев не было намерений осуществить это. Вместо этого, Латвия стала провинцией Великого немецкого рейха. Начало немецкой оккупации было также отмечено новыми гонениями. Примерно 18 000 латышей, которые не вызвали доверия у нового режима, или были замечены в сотрудничестве с советским режимом, были расстреляны или отправлены в концентрационные лагеря.[67] Помимо атаки на Советский Союз, немцы также планировали уничтожение евреев на завоёванных территориях.[68] Латыши, однако, не повернулись против своих же граждан. Тем не менее, как и в других оккупированных странах, нацисты нашли некоторых союзников и среди латышей, например команда Арайса («Арайс Коммандо»), под руководством Викторса Арайса, бывшего офицера полиции. Эти группировки были вовлечены в систематическое уничтожение евреев Латвии, большинство из которых, около 65 000 - 70 000 человек, погибли при Холокосте к концу 1941 года.[69]

Возвращение советской власти в 1944-1945 годах

После первоначального оперативного успеха на Восточном фронте, германские войска вскоре ослабли, и Красная армия с 1943 года начала вытеснять их назад. В январе и феврале 1944 года советские войска прорвали блокаду Ленинграда (ныне Санкт-Петербург), что дало возможность механизированным войскам Красной Армии напасть на страны Балтии. Несколько месяцев спустя, в апреле 1944 года, советская армия перешла латвийскую довоенную восточную границу.[70] Вскоре Латвия превратилась в поле боя. Обе стороны военного конфликта вербовали латвийских военнослужащих, Нацистская Германия и Советский Союз набирали латышей в свои войска, что противоречило международному праву.[71]

К 13 октября Рига была снова взята советскими войсками, а вскоре после этого большая часть Латвии была вновь оккупирована Советской армией.[72] Тем не менее, крупные формирования германской армии оставались изолированными на Курляндском полуострове до конца войны. Территории, находящиеся под германским контролем, были наводнены беженцами из остальных частей Латвии. В страхе, что советский террор повторится, как это случилось в 1940-1941 годах, тысячи людей решили бежать в Швецию. Большинство, однако, были эвакуированы немцами в Германию. В результате около 130 000 латышей оказались изгнанными в западный мир.[73] Некоторые думали, что покидают родину не больше, чем на пару месяцев, надеялись на послевоенное переселение обратно, когда Атлантическая хартия восстановит независимость балтийских государств.

Последствия второй мировой войны.

В ходе Второй мировой войны Латвия понесла большие потери среди населения. По современным оценкам, война сократила количество жителей Латвии более чем на полмиллиона, что составляло треть довоенного числа жителей.[74] Война также нанесла серьёзный материальный ущерб латышской экономике, промышленности и инфраструктуре, большинство городов превратились в руины.

Для Латвии победа Красной армии над Германией ещё не означала окончания войны. Вместо этого в 1945 году началась антисоветская партизанская война, под предводительством так называемых «Лесных братьев». Они были наиболее активны на границах страны, где сотрудничали с эстонскими и литовскими собратьями. До депортации в марте 1940 года борьба была интенсивной, некоторые вооруженные группировки поддерживали существование движения до 1956 года.[75] В общей сложности около 20 000 латышей участвовали в сопротивлении, имея до 80 000 активных сторонников среди населения.[76]Советской власти пришлось развернуть крупные военные силы, а также НКВД, чтобы подавить вооруженное сопротивление.

Мартовские депортации 1949 года

С целью сломить военное сопротивление, вторая советская массовая депортация была организована НКВД и одобрена в Москве 29 января 1949 года.[77] Операция была также проведена с тем, чтобы уничтожить оппозицию, состоящую из местных фермеров, которая противостояла коллективизации. Латвия должна была принять советские методы ведения сельского хозяйства и инфраструктуру, разработанные в 1920-ых и 1930-ых годах. Ускоренная коллективизация проходила в принудительном порядке – земледельцы были вынуждены объединить в одно участки земли, оборудование и домашний скот, в то время как этот тип сельского хозяйства был абсолютно чужд для Латвии. В Советском Союзе же этот способ ведения сельского хозяйства использовался уже в течение многих лет.[78].

25 марта 1949 года около 43 000 человек (2,4% от общей численности населения), в основном сельские жители, были депортированы в ходе операции под кодовым названием «Прибой», которая имела место во всех трех странах Балтии. В результате антисоветское сопротивление осталось без сторонников, и сельское хозяйство Латвии было разрушено.

Советизация и русификация Латвии

Коммунистическая идеология предусматривала создание нового, бесклассового, гомогенного и русскоговорящего общества. Практически до самого окончания второго периода советской оккупации добровольная иммиграция и организованное переселение работников с других территорий Советского Союза являлось широко распространённой практикой. Русское меньшинство в Латвии, которое до войны составляло примерно 10% от населения, превратилось в большинство в городских районах, и достигло 34% от общего числа населения, количество этнических латышей сократилось тем самым с 75% до 52% к 1989 году. Латышский язык стал языком меньшинства, так как только некоторые русские иммигранты решили выучить его.[79]

Советская миграционная политика стала предметом спора уже в 1950 годах. Некоторые латвийские коммунисты пытались противостоять иммиграции в их страну. Такие тенденции, однако, были опасными, с точки зрения Кремля, Коммунистическая партия Латвии была быстро очищена, а их попытки прекращены. Новые назначенные лидеры Коммунистической партии Латвии ускорили процесс прибытия советских граждан на проживание в Латвию.[80]

Бюрократический, управленческий аппараты и аппарат Коммунистической партии были в основном русскоязычными, вследствие этого большая часть официального делопроизводства велась на русском языке. Латвии было суждено стать провинцией без собственного суверенитета. Коммунистическая партия Латвии осталась подотчётной Коммунистической партии Советского Союза, большая часть финансирования шла из Москвы и этнические латыши составляли меньшинство в рядах её членов.[81]

Из-за железного занавеса Латвия оказалась полностью изолирована от сфер влияния окружающего мира. После начала оккупации все культурные, социальные, политические и экономические контакты с внешним миром были обрезаны, что принудительно направляло страну в сторону востока. Латвийская экономика была реструктурирована в целях удовлетворения потребностей Советского Союза. Была выстроена обширная сеть предприятий тяжёлой промышленности, которые импортировали сырьё и экспортировали продукцию. Так же работники набирались за пределами Латвии. В дополнение к этому, много исследований и продукции Латвии обеспечивали потребности советского военного комплекса.[82] От этого сильно пострадала окружающая среда Латвии. Например, большинство сточных вод в Риге спускалось напрямую в Рижский залив. Кроме того стал сильно загрязнен город Вентспилс, в котором находился нефтяной терминал, завод по производству искусственных удобрений и нефтехимический завод.

Поющая революция и восстановление независимости Латвии

Во второй половине 1980-х годов новый советский партийный лидер, Михаил Горбачев, представил программы «гласности» и «перестройки», целью которых являлась демократизация советского общества. Коммунистический режим ослабил свой контроль над обществом и СМИ. Используя предоставленную свободу, группа по защите прав человека под названием Хельсинки-86 организовала возложение цветов к памятнику Свободы (символ независимости Латвии) с целью почтить годовщину июньской депортации, которая прошла 14 июня 1987 года. Это было беспрецедентное событие, ознаменовавшее возрождение национального самосознания в Латвии, которое зажгло идею ненасильственного сопротивления советскому режиму.[83]

Примерно через год, 1 и 2 июня 1988 года, Союз писателей Латвии провёл конгресс, где обсуждались права на демократизацию общества и на экономический суверенитет Латвии; проблемы иммиграции и защиты латышского языка. В рамках этого конгресса впервые в послевоенной Латвии было публично признано наличие пакта Молотова-Риббентропа, который определил судьбу Латвии с 1939 года.[84]. Конгресс Союза писателей всколыхнул общественное мнение и привнес дополнительные стимулы к общему процессу национального возрождения. Позже в этом же году, в день 70-ой годовщины Дня независимости Латвии, прошли массовые демонстрации около памятника Свободы в Риге.[85] Аналогичное развитие событий наблюдалось и в соседних странах. В 1989 году, чтобы ознаменовать 50-летнюю годовщину пакта Молотова-Риббентропа примерно 2 000 000 человек взялись за руки и образовали цепочку по всей Прибалтике, которая начиналась в Таллинне, проходила через Ригу и заканчивалась в Вильнюсе.[86] Чуть позже в этом же году, в День независимости Латвии, около 500 000 человек вышли на демонстрацию к памятнику Свободы в Риге.[87]

На выборах в Верховный совет Латвийской ССР 18 марта 1990 года сторонники независимости Латвии одержали решительную победу. Через несколько месяцев, 4 мая 1990 года, новый и впервые выбранный демократично, Верховный совет объявил о восстановлении независимости Латвии и конституции 1922 года.[88] Этот документ утверждал, что аннексия была осуществлена в противоречии с Конституцией Латвии и против воли её граждан. Это событие также ознаменовало начало переходного периода к независимости de facto, который закончился с первым заседанием Сейма.

В январе 1991 года прокоммунистические политические силы все же попытались восстановить советскую власть и свергнуть Верховный Совет. Предпринимались также попытки свергнуть новый парламент, но латвийским демонстрантом удалось остановить советские внутренние войска от повторной оккупации стратегических позиций.[89] Позднее, 19 августа, в Москве состоялась неудачная попытка захватить власть группой известных советских функционеров, причиной чего послужили большие продемократические демонстрации в России. Это событие привело к восстановлению независимости в Латвии 21 августа 1991 года, что закончило переходный период, обозначенный в мае 1990 года.[90] Это значило, что Латвия стала вновь полностью независимой нацией, чьи судебные основы следовали принципам государственности, которые существовали до советской оккупации 17 июня 1940 года.

Восстановившая независимость Латвия

6 сентября 1991 года Советский Союз признал восстановление независимости Латвии,[91] и 17 сентября Латвийская Республика была принята в Организацию Объединенных Наций.[92] В начале 1990-х годов Латвия предприняла политические и экономические реформы с целью интегрироваться в Западный мир. В 2004 году Латвия выполнила свои самые важные цели во внешнеполитической программе, став полноправным членом Европейского Союза и Организации Североатлантического договора (НАТО).

______________________


[1] Данный термин был предложен британским историком Эриком Хобсбавмом (Eric Hobsbawm), и относится он к периоду 1789-1914 годов. Согласно Хобсбавму, этот период начинается Французской Революцией и заканчивается вместе с началом Первой Мировой Войны, которая в конечном итоге ликвидировала долгое время действовавший баланс сил в Европе 19 века.

[2] J. Dreifelds, Latvia in Transition (Cambridge: Cambridge University Press, 1996), 22.

[3] A. Kasekamp, A History of the Baltic States (London: Palgrave Macmillan, 2010), 142.

[4] J. D. White, 'The 1905's Revolution in Russia's Baltic Provinces' in J. Smele, A. Heywood (eds.), The Russian Revolution of 1905: Centenary Perspectives: (New York: Taylor & Francis, 2005), 55

[5] D. Loeber, Ruling Communist Parties and Their Status under Law (Dordrecht: Martinus Nijhoff Publishers, 1986), 58.

[6] Op. cit., 60

[7] White, 'The 1905's Revolution in Russia's Baltic Provinces', 64

[8] P. Zherans (Ed), Советская Латвия (Riga, Encyclopedia, 1985), 1890.

[9] White, 'The 1905's Revolution in Russia's Baltic Provinces', 73-75

[10] Kasekamp, A History of the Baltic States, 126

[11] G. Swain, 'The Disillusioning of the Revolution's Praetorian Guard: The Latvian Riflemen, Summer-Autumn 1918', Europe-Asia Studies, 51/4 (1999), 671

[12] V. Goncharov, & A. Kokurin (Eds.), Гвардейцы Октября. Роль коренных народов стран Балтии в установлении и укреплении большевистского строя (Moscow: Indrik, 2009), 17.

[13] A. Bilmanis (ed.), Latvian-Russian relations: Documents (Washington: Latvian Legislation, 1944), 11

[14] J. Keegan, The First World War (Toronto: Random House of Canada Ltd, 2000), 338

[15] G. von Rauch, The Baltic States: The Years of Independence; Estonia, Latvia, Lithuania, 1917-1940 (London: C. Hurst & Co. Publishers, 1974), 30

[16] Kasekamp, A History of the Baltic States,128

[17] Bilmanis (ed.), Latvian-Russian relations: Documents, 51-54

[18] Bilmanis (ed.), Latvian-Russian Relations: Documents, 59

[19] A. Plakans, The Latvians: A Short History (California: Hoover Press, 1995), 117

[20] H. Rozenshteins (ed.), Latvijas Armija 20 Gados [20 Years of the Latvian Army] (Grand Haven: Raven Printing, Inc., 1974), 66

[21] D. Bleiere, History of Latvia: The 20th Century (Riga: Jumava, 2006), 94

[22] A. Plakans, A Concise History of the Baltic States (Cambridge: Cambridge University Press, 2011), 302

[23] A. Plakans, The Latvians: A Short History, 118

[24] A. Stranga, 'Padomju vara Latvijā 1919. gada: komunistiska terora nacionālais easpekts' Latvijas Vēsture, 2 (2007), 105-107.

[25] A. Stranga, 'Komunistu diktatūra Latvijā: 1918. gada decembris-1920. Gada janvāris' [Latvian Communist Dictatorship: December 1918-January 1920 ]; in Berziņš, J., Brigemans, K., Jundzis, T., Krēsliņš, U., Lehti, M. & Vildhābers, L. (Eds) (2010), Latvijas valstiskumam 90. Latvijas valsts neatkarība: ideja un realizācija. Starptautiska konference 2008, 13.-14. Novembris, Rīga [Latvian statehood 90th Latvian National Independence: The idea and realization. International Conference 2008, 13.-14. November, Riga] (Riga, Latvian Institute of History Press, 2010), 67-70

[26] Stranga, Komunistu diktatūra Latvijā: 1918. gada decembris-1920, 69

[27] S. Volkov, Красный террор глазами очевидцев [Red Terror through the eyes of the witneses] (Moscow: Iris Press, 2009), 370-371

[28] Op. cit., 375-376

[29] A. Stranga, Latvijai topot', Latvijas Vēsture, 4 (2008), 13

[30] Ibid.

[31] G. Popoff, Sowjetherrschaft in Europa: Die Rigaer Kommunistenzeit und ihre Lehren [Soviet domination in Europe: Communist era in Riga] (Bern: Gotthelf, 1935), 25

[32] V. Sprude, 'Stuckas "zveru darzi"' [Stuckas' Zoo], Latvijas Avize, 19 April 2008.

[33] R. Treijs, 'Baltais terors' [Baltic Terror], Latvijas Avize, 21 May 2008.

[34] Plakans, A Concise History of the Baltic States, 331

[35] Plakans, The Latvians: A Short History, 124-126

[36] Plakans, The Latvians: A Short History, 132-133

[37] Op. cit., 135

[38] V. Berzins, Latviesu strelnieki-drama un tragedija [Latvian Riflemen-Drama and tragedy] (Riga: Latvian Institute of History Press, 1995), 240

[39] J. Riekstins (ed.), Represijas pret latviesiem PSRS. 1937-1938. Dokumenti [Repressions in the Latvian SSR. 1937-1938. Documents] (Riga: Latvian State Archive, 2009), 62

[40] Plakans, The Latvians: A Short History, 117

[41] Gonchaov, Kokrin (Eds), Гвардейцы Октября. Роль коренных народов стран Балтии в установлении и укреплении большевистского строя, 401; 437; 441

[42] Plakans, A Concise History of the Baltic States, 329

[43] R. G. Nation, Black Earth, Red Star: A History Of Soviet Security Policy, 1917-1991 (New York: Cornell University Press, 1992), 103

[44] Bilmanis (ed.), Latvian-Russian Relations: Documents, 198-200

[45] A. Plakans, Experiencing Totalitarianism: The Invasion and Occupation of Latvia by the USSR and Nazi Germany 1939-1991 (Bloomington: Author House, 2007), 25-31

[46] Plakans, Experiencing Totalitarianism, 24-25

[47] Bilmanis (ed.), Latvian-Russian Relations: Documents, 202

[48] Plakans, Experiencing Totalitarianism, 35-39

[49] Plakans, The Latvians: A Short History, 144-145

[50] The Three Occupations of Latvia 1940-1991. Soviet and Nazi Take-Overs and Their Consequences (Riga: Occupation Museum Foundation, 2005), 14

[51] The Three Occupations of Latvia, 15

[52] Plakans, Experiencing Totalitarianism, 31, 42-51

[53] Op. cit, 32

[54] R. Misiunas, R. Taagepera , The Baltic States: Years of Dependence 1940-1990 (California: University of California Press, 1993), 29

[55] Latvian Constitution of 1922 states that Latvia is an independent, republic (Article 1) and this clause could have been changed only by a nationwide plebiscite (Article 77).

[56] Bleiere, History of Latvia: The 20th Century, 384

[57] The Three Occupations of Latvia, 17

[58] Op. cit., 19

[59] H. J. Berman, Soviet Criminal Law and Procedure: The RSFSR Codes (New York: Harvard University Press, 1972), 23

[60] The Three Occupations of Latvia, 21-22

[61] Bleiere, History of Latvia: The 20th Century, 258-260

[62] A. Bilmanis (ed.), Latvian-Russian Relations: Documents, 227

[63] The Three Occupations of Latvia, 23-24

[64] Lumanis, Latvia in World War II, 157

[65] Bleiere, History of Latvia: The 20th Century, 264

[66] D. Glantz, Colossus Reborn: The Red Army at War 1941-1943: (Lawrence: University Press of Kansas, 2005), 70

[67] Lumanis, Latvia in World War II, 157

[68] A. Ezergailis, Holokausts vacu okupetaja Latvija 1941-1944: (Riga: Latvijas Vestures Instituta Apgads, 1999), 119-130

[69] The Three Occupations of Latvia, 28

[70] Lumanis, Latvia in World War II, 333

[71] Op. cit., 388; The 1907 Hague IV Convention on Laws and Customs of War on Land, forbade the mobilization of the inhabitants of the occupied territory by the occupying army, or the use of the occupied population for military purposes. See: Article 45

http://avalon.law.yale.edu/20th_entury/hague04.asp

[72] Lumanis, Latvia in World War II, 339

[73] The Three Occupations of Latvia, 31

[74] Plakans, The Latvians: A Short History, 152-153

[75] Lumanis, Latvia in World War II, 396

[76] The Three Occupations of Latvia, 34

[77] H. Strods, M. Kott, "The File on Operation 'Priboi': A Re-Assessment of the Mass Deportations of 1949". Journal of Baltic Studies 33 (1) 2002: 1-36.

[78] The Three Occupations of Latvia, 34

[79] Plakans, The Latvians: A Short History, 163

[80] R. Misiunas, R. Taagepera, G. von Rauch, The Baltic States, Years of Dependence, 1940-1980: (California, University of California Press, 1983), 127-130

[81] Plakans, The Latvians: A Short History, 161

[82] The Three Occupations of Latvia, 43

[83] Plakans, The Latvians: A Short History, 170

[84] Op. cit., 170

[85] The Three Occupations of Latvia, 39

[86] D. James, The Baltic States: Estonia, Latvia and Lithuania (London: Routledge, 2002), 121

[87] The Three Occupations of Latvia, 39

[88] Plakans, The Latvians: A Short History, 185

[89] Bleiere, History of Latvia: The 20th Century, 454-455

[90]The Three Occupations of Latvia, 40

[91] J. Eyal and others, Regional Surveys of the World. Eastern Europe and the Commonwealth of the Independent States (London: Routledge, 1998), 467

[92] See: United Nations Yearbook 1991, Chapter 4: http://unyearbook.un.org/unyearbook.html?name=isysadvsearch.html